в кино и
литературе

Описание прокаженных

Категории:

Отрывок из рассказа Джека Лондона «Кулау-прокаженный» (1919).

Описание прокаженных

...Кулау замолчал. Он поднял руку и скрюченными, узловатыми пальцами снял с черноволосой головы сверкающий венок из цветов мальвы. Лунный свет заливал ущелье серебром. Ночь дышала мирным покоем. Но те, кто слушал Кулау, казались воинами, пострадавшими в жестоком бою. Их лица напоминали львиные морды. У одного на месте носа зияла дыра, у другого с плеча свисала култышка - остаток сгнившей руки. Их было тридцать человек, мужчин и женщин, - тридцать отверженных, ибо на них лежала печать зверя. Они сидели, увенчанные цветами, в душистой, пронизанной светом мгле, выражая свое одобрение речи Кулау нечленораздельными хриплыми криками. 

Когда-то они были людьми, но теперь это были чудовища, изувеченные и обезображенные, словно их веками пытали в аду, - страшная карикатура на человека. Пальцы - у кого они еще сохранились - напоминали когти гарпий; лица были как неудавшиеся, забракованные слепки, которые какой-то сумасшедший бог, играя, разбил и расплющил в машине жизни. Кое у кого этот сумасшедший бог попросту стер половину лица, а у одной женщины жгучие слезы текли из черных впадин, в которых когда-то были глаза. Некоторые мучились и громко стонали от боли. Другие кашляли, и кашель их походил на треск рвущейся материи. 

Двое были идиотами, похожими на огромных обезьян, созданных так неудачно, что по сравнению с ними обезьяна показалась бы ангелом. Они кривлялись и бормотали что-то, освещенные луной, в венках из тяжелых золотистых цветов. Один из них, у которого раздувшееся ухо свисало до плеча, сорвал яркий оранжево-алый цветок и украсил им свое страшное ухо, колыхавшееся при каждом его движении...

... А кто принес нам эту болезнь, Кулау? - спросил сухопарый, жилистый Килолиана, который лицом так напоминал смеющегося фавна, что, казалось, вместо ног у него должны быть копыта. Но это были не копыта, а ноги, только все в крупных язвах и лиловых пятнах гниения. А когда-то Килолиана смелее всех карабкался по горам и знал все козьи тропинки, он-то и привел Кулау и его несчастный народ в безопасные верховья Калалау...

...Капалеи поднялся. Когда-то он был судьей. Он учился в колледже в Пунахоу. Он сидел за одним столом с господами и начальниками и с высокими представителями иностранных держав, охраняющими интересы торговцев и миссионеров. Вот каков был Капалеи в прошлом. А сейчас, как и сказал Кулау, это была затравленная крыса, человек вне закона, превратившийся в нечто столь страшное, что он был теперь и ниже закона и выше его. Вместо носа и щек у него остались только черные ямы, глаза без век горели под голыми надбровными дугами...

... Из пещеры в скале принесли калабаши и пустили их вкруговую. Они были наполнены крепчайшей настойкой из корней растения ти; и когда жидкий огонь ударил этим людям в мозг и разлился по телу, они забыли все и снова стали людьми. В женщине, проливавшей жгучие слезы из пустых глазниц, проснулись прежние чувства, и она, перебирая струны своей гитары, запела любовную песню дикарки - песню, что родилась в темных лесных чащах первобытного мира. Воздух дрожал от ее голоса, властного и зовущего. 

На циновке, подчиняясь ритму песни, плясал Килолиана. Каждое его движение излучало любовь, и рядом с ним на циновке плясала женщина, чьи пышные бедра и высокая грудь странно не вязались с изъеденным болезнью лицом. То была пляска живых мертвецов, ибо в их разлагающихся телах еще таились и любовь и желания. Все громче звучала любовная песня женщины, проливавшей жгучие слезы из невидящих глаз, все упоеннее плясали танцоры пляску любви в теплой ночной тишине, все быстрее ходили по рукам калабаши, и упорным огнем тлели у всех в мозгу воспоминания и страсть. 

Рядом с женщиной на циновке плясала тоненькая девушка; лицо у нее было красивое и чистое, но на скрюченных руках, поднимавшихся и падавших в пляске, болезнь уже оставила свой разрушительный след. А оба идиота - страшная, отвратительная пародия на человека - плясали поодаль, бормоча и хрипя что-то невнятное, пародируя любовь...

На фото: Американский путешественник и режиссер Мартин Джонсон, позирующих вместе с жителем Соломоновых островов. Джонсон входил в состав членов экипажа «Снарка» (корабль Джека Лондона). 1908 год.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Рассказ Джека Лондона "Сказание о Кише" повествует о смекалке мальчика.
Джек Лондон, в своем рассказе "Потерявший лицо", рассказывает о смекалке охотника за мехами.
Идея рассказа Джека Лондона "Нам-Бок - лжец" (1901).
Идея Мэйлмюта Кида из рассказа Джека Лондона "На сороковой миле" (1899).
Сюжет рассказа Джека Лондона "Лига стариков" (1901).
Цитата из рассказ Джека Лондона "Страшные Соломоновы острова" (1908).
Отрывок из повести Джека Лондона "Белый клык" (1906).
Из рассказа Джека Лондона "Обычай белого человека" (1905).
История из рассказа Джека Лондона "Обычай белого человека" (1905).

369

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ
в первой же серии
А вам сложно было указать в какой серии была эта п...
А точно Степан спасает Гришку на войне, а не наобо...
Пишите про Митьку Коршунова, а фотку поставили Миш...
Я бы добавил Судную ночь.
На тот момент, как был убит Малво, Гас уже не был ...
Фэт-ФрумосЖорж Милославский - квартирный вор 1 месяц назад
ну, друже, ти загнув. який київ, коли Бунша з Жорж...
Copyright © 2015 fandea.ru
При использовании материалов сайта активная ссылка на fandea.ru обязательна


Сайт посвящен описанию интересных идей в кино и литературе. Читатели могут обсудить идеи фильмов и книг, вымышленных персонажей, технологии, правовые системы и пр.
Яндекс.Метрика