в кино и
литературе

Как рождался замысел статуи Давида (размышления Микеланджело)

Категории:

Отрывок из романа Ирвинга Стоуна «Муки и радости» (1961).

Как рождался замысел статуи Давида (размышления Микеланджело)

...К рассвету он (Микеланджело) уже все, шаг за шагом, обдумал. Теперь в его мыслях была совершенная ясность. Голиафа следует устранить совсем. Его мертвая, забрызганная кровью, черная безобразная голова не имеет отношения к искусству. Изображать ее на первом плане нельзя ни в коем случае. Все, что несет в себе Давид, все будет искажено и скрыто, если только положить к его ногам эту ужасающую голову. Все будет сведено к простому физическому акту умерщвления противника. Но в глазах Микеланджело это умерщвление было лишь малой частью подвига, который совершил герой; Давид олицетворял для него человеческую отвагу в любой сфере жизни: это был мыслитель, ученый, поэт, художник, исследователь, государственный муж - гигант, чей разум и дух был равен его телесной силе. Без этой головы Голиафа Давид может предстать перед зрителем как символ мужества, как символ победы над врагами куда более могучими, чем Голиаф! Давид должен стоять перед взором зрителя один. Стоять, как стоял он на поле битвы, в долине Дуба. Поняв все это, Микеланджело был крайне возбужден... и измучен. Он закутался в тонкие полотняные простыни Граначчи и заснул глубоким сном...

...Он сидел у себя за загородкой перед мраморной колонной и, взяв лист бумаги, набрасывал карандашом голову Давида, его лицо, глаза. Он спрашивал себя: "Какие чувства владели Давидом в минуту победы? Волновала ли его слава? Думал ли он о почестях, о награде? Ощущал ли себя самым великим и самым сильным человеком на свете? Испытывал ли он хоть малейшее презрение к Голиафу, пьянила ли его гордость, когда он увидел, как бегут филистимляне, и потом повернулся лицом к израильтянам, чтобы услышать рукоплескания?" 

Пустые, никчемные чувства, - Микеланджело даже не мог заставить свой карандаш передать их. Что достойно резца в торжествующем свою победу Давиде? Традиция диктовала изображать Давида закончившим схватку. Но ведь, сразив противника, Давид уже не чувствовал напряжения, его высокий миг был позади. В какой же момент он был поистине великим? Когда он стал гигантом? После того, как убил голиафа? Или в те минуты, когда он решился выступить против него? Тот Давид, который с изумительной, смертоносной точностью метнул из пращи камень? Или Давид перед битвой, твердо решивший, что израильтяне должны быть свободны и не покоряться филистимлянам? Разве эта решимость сама по себе не была важнее, чем акт убийства, разве характер не важнее поступка, не важнее деяния? 

Именно решение Давида схватиться с Голиафом делало его, думал теперь Микеланджело, настоящим гигантом, а отнюдь не тот факт, что он одолел Голиафа. Он, Микеланджело, до сих пор напрасно терзался и тратил время приковав свои мысли не к тому Давиду и не к той минуте, к какой было надо. Почему же он, ваятель, оказался таким неумным, таким слепым? Давид, изображаемый после убийства Голиафа, - это всего лишь библейский Давид, сугубо определенный персонаж. Но он, Микеланджело, не хотел высекать из мрамора портрет какого-то одного, определенного человека, он стремился показать человека, в котором бы совместилось множество людей, все те, кто от начала времен отваживался сражаться за свободу. Вот такого Давида ему надо было изваять - Давида в решительную минуту, когда он изготовился ринуться в битву, еще храня на лице следы противоречивейших чувств - страха, неуверенности, отвращения, сомнений: надо было показать человека, который замыслил проложить среди холмов Иерусалима свой собственный путь, человека, не заботившегося ни о победном блеске оружия, ни о богатых наградах за подвиг. Тот, кто сразил Голиафа, должен был посвятить всю свою жизнь войне и, значит, обрести власть. 

Черты лица Давида должны были еще свидетельствовать, что он неохотно расстается со счастливой для него пастушеской жизнью, меняя ее на жизнь придворных вельмож и царей, где господствуют зависть и козни, на могущество и право предрешать великое множество чужих судеб. Извечная раздвоенность человека - противоборство жизни созерцательной и жизни активной, деятельной. Давид сознавал, что, отдаваясь действию, человек запродает себя неумолимому властелину, который будет распоряжаться им, каждым его часом, до самой кончины; он интуитивно чувствовал, что никакая награда за действие - ни царская порфира, ни власть и богатство - не возместит человеку утрату независимости и уединения. Действовать - значит вставать на чью-то сторону, с кем-то объединяться. Давид не был уверен, что он хочет с кем-то объединяться. До сих пор он жил сам по себе. Но раз он уж вызвался биться с Голиафом, отступать было невозможно, и куда разумней выйти из схватки победителем, нежели побежденным. Однако он чувствовал, на что он идет, в каком положении окажется, поэтому-то он и колебался, не желая в душе изменять свою привычную жизнь. Право же, ему было нелегко решиться...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Отрывок из романа Ирвинг Стоуна "Жажда жизни" (1934).
Беседа Ван Гога с директором шахты из романа Ирвинг Стоуна "Жажда жизни" (1934).
Описана в сказке Н.Носова "Приключение Незнайки и его друзей".
Идея из романа Джона Вердона "Загадай число" (2010).
Как вернуть бабушке искусство готовить. Сюжет из повести Рэя Брэдбери "Вино из одуванчиков" (1957).
Эпизод в музее из фильма Дмитрия Дьяченко "О чем говорят мужчины" (2010).
Как Гомер стал концептуальным художником - 19 эпизод 10 сезона мультсериала "Симпсоны".
Описание дзёдзюцу в романе Б. Акунина "Алмазная колесница" (2002).

48

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ
Ящик с данными, Педучат Динеша
К сожалению, это слишком накладно. Помню только, ч...
Спасибо за отличную подборку кусочка жизни сериала...
можно еще добавить "пегий пес, бегущий краем моря"...
А как же "Обломов" Грибоедова?
Фэт-ФрумосДефлопе и крутон 1 месяц назад
кстати, крутон придумал не квартет-и. это реальное...
Фэт-ФрумосДефлопе и крутон 1 месяц назад
deflope.ru вот что есть в сети )))
Copyright © 2015 fandea.ru
При использовании материалов сайта активная ссылка на fandea.ru обязательна


Сайт посвящен описанию интересных идей в кино и литературе. Читатели могут обсудить идеи фильмов и книг, вымышленных персонажей, технологии, правовые системы и пр.
Яндекс.Метрика