в кино и
литературе

Как соблазнить женщину Луны

Категории:

Урок сенсея Масы из романа Б. Акунина «Любовник смерти» (2001). Отрывок из книги.

Как соблазнить женщину Луны

...Попросил Христом-Богом: обучите, сенсей, как мне одну обожаемую особу сердечно завоевать. Маса ничего, никакой насмешки над Сенькиной эмоцией не сделал. Велел подробно разобъяснить, что за особа. Скорик все, что про Смерть знал, рассказал, а под конец дрожащим голосом спросил:

- Что, дядя Маса, никак невозможно мне такую лебедь стрелой Амура сразить?

Учитель руки на животе сложил, почмокал губами. Отчего же, говорит, невозможно? Для настоящего кавалера все возможно. И дальше сказал непонятное: "Смерчь-сан - женсина руны". Оказалось, "женщина Луны". Бывают, говорит, женщины Солнца и женщины Луны, такими уж на свет рождаются. Я, говорит, больше женщин Солнца люблю, но это дело вкуса. А к женщинам Луны, как твоя Смерть-сан, нужно, говорит, вот как подступать - и разъяснил Сеньке все в доскональности, дай ему Господь доброго здоровьичка.

Вечером того же дня Сенька отправился к Смерти - искать своего счастья. Поехал не как раньше собирался: при белом галстуке, с букетом хризантем, а снарядился по всей Масиной науке. Надел старую рубашку, некогда Смертью заштопанную, да еще и подмышку нарочно порвал. Купил на толчке стоптанные штиблетишки. На портки, совсем целые, пришил сверху заплату.

Поглядел на себя в зеркало - чуть сам не прослезился. Пожалел только, что накануне зуб вставил - щербатым вышло бы еще жалостней. Но рассудил, что, если рот не разевать, золото сильно сверкать не будет. Однако все чистое было, стираное, и сам в баню сходил. Маса наказал: "Бедненько, но тистенько, грядзных кавареров они не рюбят". Слез с извозчика на углу Солянки, поднялся вверх по Яузскому бульвару. Постучал - громко, но сердчишко все равно шумней колотилось. Смерть открыла опять без спросу, как прежде.

- А, - сказала. - Стриж прилетел. Давно тебя не видно было, заходи.

Сеньке показалось - рада, и на душе сразу немножко растиснулось. Памятуя о зубе, рта не раскрывал, да сенсей и не велел без крайней нужды языком болтать. Полагалось глядеть чисто, доверчиво и мигать почаще - и только. Зашли в горницу, сели на диван, рядышком (это Сеньке тоже показалось добрым знаком). Прическу ему на Неглинном сделали особенную, "мон-анж" называется: вроде растреп растрепом и прядка на лоб свисает, но пушисто, трогательно.

- Думала я про тебя, - сказала Смерть. - Жив ли? Не оголодал ли? Ты долго у меня не сиди. Неровен час кто Князю донесет. Он, зверь, на тебя ярится.

Тут в самый раз было заготовленное сказать. Сенька на нее из-под льняной прядки посмотрел, вздохнул.

- Я с тобой попрощаться пришел. Все одно не сносить мне головы, найдут они меня и порежут. Пускай режут, нет моей мочи в ихних душегубствах участвовать. Противоречит это моим принципам.

Смерть только удивилась: - Ты где это слов таких понабрался?

Ай, неправильно сказал. Не умничать надо, свою ученость показывать, а на жалость бить. - Оголодал я, Смертушка, меж людей скитаться. - Скорик ресницами помигал - ну как слеза выкатит? - Воровать совестюсь, христарадничать зазорно. Ночи нынче холодные стали, осень уже. Дозволь обогреться, хлебца кусочек покушать и пойду я себе дальше. Разжалобил самого себя - аж всхлипнул.

Вот это было правильно. У Смерти тоже глаза мокрым блеснули. По голове его погладила, бросилась стол накрывать. Сенька даром что сытый был (перед выходом пуля-рочки с артишоками навернул), но ситный с колбасой мял усердно и молоком хлюпал. Смерть сидела, подперев рукой щеку. Вздыхала.

- Чистый-то какой, - умилилась. - И рубашка свежая. Постирал кто?

- Кто мне постирает? Сам обхожусь, - лучисто поглядел на нее Сенька. - С вечера в речке рубаху с портами простирну, к утру высохнет. Зябко, конечно, голому, но надо себя блюсти. Ветшает только рубаха-то. Оно бы ничего, да вышивки твоей жалко. - Погладил ладонью нитяной цветок, закручинился. - Вишь, рубаха под мышкой лопнула.

Смерть, как тому и следовало, говорит:

- Снимай, зашью. Снял.

Мамзель Лоретта, которая из практикума, говорила: плечики у вас, кавалер, красивые, чисто сахарные, и кожица такая нежная, прямо съела бы. Вот Сенька свои сахарные плечи и развернул, а руками себя посиротливей за бока обхватил.

Смерть иголкой мельтешит, а сама на Сенькину белизну поглядывает.

- Один только миг в моей злосчастной жизни и был, во всей судьбе моей горемычной, - тихо, проникновенно сказал Скорик. - Когда ты меня, сироту, поцеловала...

- Неужто? - изумилась Смерть, даже шить перестала. - Такое это для тебя счастье?

- И словами не обсказать, какое...

Она отложила рубаху. - Господи, - говорит, - да давай я тебя еще поцелую - не жалко.

Он зарозовелся весь (это уж естественным манером получилось).

- Ах, тогда и помереть не страшно...

Но руки пока держал при себе и глазами мигал не дерзко, а робко. Смерть подошла к нему, наклонилась. Глаза ласковые, влажные. Погладила по шее, по плечу, и нежно так, по-доброму приложилась к Сенькиным губам. Тут его будто в печку, в самое пламя, кинуло. Позабыл он про всю сенсееву науку, рванулся вверх, навстречу Смерти, обнял ее что было сил и давай целовать, а сам от горячности только вдыхает мятный, пьяный аромат ее волос - ах, ах - и выдохнуть не может, жалко. И случилось тут что-то, ей-богу случилось! Ненадолго, может, на несколько секундочек всего, налилось вдруг тело Смерти таким же ответным жаром, и поцелуй ее из мягкого, материнского стал жадным, требовательным, твердым, а руки заметались по Сенькиной спине. Но кончились невозможные секундочки - она расцепила Скориковы объятья, отшатнулась.

- Нет, - говорит, - нет. Ну тебя, чертенок, не соблазняй. Чего нельзя, того нельзя...

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Урок Масы из романа Б. Акунина "Любовник смерти".
Описание дзёдзюцу в романе Б. Акунина "Алмазная колесница" (2002).
Идея из какой-то старой мелодрамы.
Метод описан в романе Б.Акунина "Любовник смерти".
Отрывок из повести Джона Стейнбека "Квартал Тортилья-флэт" (1935), достойный быть отдельным рассказом.
Отрывок из книги Дж. Сэлинджера "Над пропастью во ржи" (1951).
Описание искусства "нинсо" из романа Б. Акунина "Алмазная колесница" (2002).
Несчастный горбун из романа В. Гюго "Собор Парижской Богоматери" (1831).
Волшебная бутылка из рассказа Р.Л. Стивенсона "Сатанинская бутылка" (1891).

780

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ
можно еще добавить "пегий пес, бегущий краем моря"...
А как же "Обломов" Грибоедова?
Фэт-ФрумосДефлопе и крутон 23 дня назад
кстати, крутон придумал не квартет-и. это реальное...
Фэт-ФрумосДефлопе и крутон 24 дня назад
deflope.ru вот что есть в сети )))
Конец света и антиутопия - разные вещи
Фэт-ФрумосЛучшие фильмы-антиутопии (топ-30) 1 месяц назад
что за "2012"? про конец света?
А можно как в фильмах "Пипец" и "Хранители" - прос...
Copyright © 2015 fandea.ru
При использовании материалов сайта активная ссылка на fandea.ru обязательна


Сайт посвящен описанию интересных идей в кино и литературе. Читатели могут обсудить идеи фильмов и книг, вымышленных персонажей, технологии, правовые системы и пр.
Яндекс.Метрика